Никто по двору не проходит бесследно

Никто по двору не проходит бесследно

Через месяц-другой Смольный собирается широко обсудить с горожанами узкую проблему: как быть с дворами в историческом центре. Надо ли их превращать в публичное пространство или позволить жителям там запереться и никого не пускать. Обычно на любой городской вопрос есть две точки зрения: власти и общества. В данном случае все не так: власти более-менее все равно, а неравнодушные граждане, включая специалистов, придерживаются противоположных взглядов.

Петербургские дворы — это почти такой же бренд, как Петербург Достоевского. И тот и другой от всех остальных наших брендов типа Белых ночей, Эрмитажа, Невского проспекта и пр. отличается явной, с точки зрения властей, неблагонадежностью. Если Эрмитажем можно смело гордиться, даже его не посещая, то что делать с достоевщиной, суть которой — облупившиеся дома, грязные черные лестницы, нищие квартиры и маргинализированные персонажи?

С дворами еще хуже: их прелесть в тесных подворотнях и каменных мешках без единой травинки, противоречащих всем нормам инсоляции и санитарии. Любая ответственная власть должна с такими брендами бороться, а наша не борется: то  ли руки не доходят, то ли гений места незримо по этим рукам бьет.

Пока что речь идет о следующем. На встрече с инициативной группой жителей реконструируемых кварталов в историческом центре «Защита исторического центра» глава Комитета по экономической политике Анатолий Котов, который курирует программу реконструкции, поднял вопрос дворов. В довольно абстрактной, как говорят участники этой встречи, форме — напомнил про проект Никиты Явейна, который предлагает сделать в части дворов открытые городские пространства. Проект этот, впрочем, никакого официального статуса не имеет. Жители высказались в том смысле, что пусть Явейн в своем дворе такое делает. «Мы считаем, что создавать общественные пространства без точек общественного притяжения бессмысленно», — дипломатично сформулировал «Городу 812» позицию жителей один из лидеров инициативной группы Владимир Котегов. В качестве примеров точек общественного притяжения он назвал Эрмитаж, Русский музей и Диснейленд. Котов, по его словам, ни на чем не настаивал и предложил вынести вопрос на широкое обсуждение. Никакой конкретики — надо ли требовать от жителей, чтобы они открыли проходы в перекрытые ими дворы вообще или только в дневное время, — сказано не было.

Сейчас закрыть двор на законных основания можно только в том случае, если он находится в собственности жильцов. Однако в подавляющем большинстве случаев земельный участок с домом либо вообще не приватизирован, либо приватизирован по обрезу фундамента. Дворы, таким образом, закрыты незаконно. Что, впрочем, устраивает и жильцов, и власти.
Во времена Валентины Матвиенко Смольный по не вполне ясным причинам принципиально отказывался приватизировать дворы. Градозащитники считали, что чиновники не хотят лишать себя возможности что-нибудь в этих дворах построить. И настаивали на необходимости передачи дворов в собственность, так как дом и его земельный участок должны быть единым организмом. Аргумент несколько абстрактный, но выглядящий логично, к тому же соответствующий исторической традиции.

Сейчас, по информации «Города 812», в Смольном готовится некий документ (постановление или законопроект), предписывающий передавать дворы в собственность.  Более того — он даже предусматривает перемежевание тех участков, где земля дана по обрезу фундамента. Правда, мотивы у чиновников не градозащитные, а вполне прагматичные: после передачи двора в собственность деньги на его уборку можно требовать с жильцов.

Таким образом, скоро огораживание дворов станет вполне законным.

Антон Мухин

Источник: «Квадрат»

Опубликовано: 3.03.2014 16:15

Похожие статьи

Взаимоотношения собственников и арендаторов — 29.12.2014

Приватизация квартир в Санкт-Петербурге — 5.05.2014

С 1 июля тарифы идут на разгон — 27.06.2014